ДАГЕСТАН В ОЖИДАНИИ КИНО

ДАГЕСТАН В ОЖИДАНИИ КИНО

Нынешний год был официально объявлен Годом российского кино. В Дагестане кино таким, каким его привык видеть зритель на больших экранах, – не снимают. Снимают здесь комедии, больше напоминающие развлекательные скетчи. О большом кино, кажется, никто и не вспоминает.

НЕТ УСЛОВИЙ

Режиссер, продюсер, председатель правления ДРОБФ «Развитие анимации и кинематографии» Юрий Атаев, снявший когда-то художественный фильм «Небесная кара», считает, что для дагестанской киноиндустрии не созданы надлежащие условия.

«Потому что старшие разучились подавать пример, а младшие воспитываются на чуждой горцам западной идеологии. В том числе и с экранов голливудских фильмов. Лучшие примеры дагестанской доблести, отваги, патриотизма, любви к Родине и своим близким некими силами искусно затираются. Возможно, это работа спецслужб Америки и Англии (улыбается). Если же брать во внимание только дагестанское кино, то, на мой взгляд, вот в чем основные наши ошибки. Есть молодежное кино и есть так называемый профессиональный кинематограф. Профессиональное кино, как игровое так и неигровое, снимают, как правило, члены Союза кинематографистов и выпускники профильных факультетов, которые попадают в съемочную, техническую или творческую группы, сформированные продюсерами или их компаниями за свой или государственный счет. У нас же профессионалов не обучают. Видимо, опасаются, что они начнут претендовать на чьи-то места. Молодежное кино – это луч света в темном царстве, но и здесь есть масса проблем. Пойдет ли дагестанский зритель на дагестанское кино? Безусловно. Но и тут нужно понимать, для кого снимать. Например, картина, рассказывающая правду о жизни дагестанских воротил 90-х, могла бы стать чисто коммерческим проектом. Для кинотеатров фильм создается с учетом таких пунктов, как бюджет, для какой аудитории картина, когда выйдет, сколько всего сеансов, сколько копий и где? С последующей переуступкой прав для ТВ и т.д. То есть это достаточно трудоемкий процесс, требующий объединения реализации творческого замысла в магии кино с холодными схемами зарабатывания на этом денег. Мы создали Фонд развития анимации и кинематографии. Это общественная организация, где есть единомышленники и друзья, но нет теневых влиятельных покровителей. Можно сказать, что это общественный благотворительный фонд. На его счету такие собственные мероприятия, как «Всекавказский кинофестиваль «Полет», создание дагестанского 3D мультфильма «Две дороги», аниматика «Некто» в 2D, сборник сценариев «Дагестанские истории», социальные ролики и т.д. Помню, как мы просили одно наше профильное министерство посодействовать в выпуске мультфильма «История Земли». Нам обещали, что помогут. Я даже просил отправить нашу художницу от имени этого министерства. И что в итоге? Нас не просто не поддержали, на нас, грубо говоря, «наехали». А вы говорите, почему кино не развивается. Безусловно, у нашего кино есть будущее. Просто нужно нас поддержать, вкладывать в это дело госденьги. Потому что, если продюсер делает кино за свой счет, ему ничего не остается, как «завалить» его рекламой. Находятся даже такие, кто готов заплатить за свою роль в кино или же за свой сценарий. Но мы ведь говорим о качестве! Молодежью надо заниматься. Создавать условия. Пусть лучше они экспериментируют в кино. Делают киноглупости, дурацкие киновещи, но после обсуждают и находят свои ошибки. А воспитать молодежь можно и с помощью кино», – уверен эксперт.

ПОЧЕМУ НАШИ ТАК НЕ МОГУТ?

Председатель Дагестанского отделения Союза кинематографистов России Магомед Сулейманов о создании в республике киностудии говорит уже с 1966 года.

«Будущее дагестанского кинематографа всецело зависит от нашего правительства. Никто сегодня не хочет серьезно заниматься вопросом кино в Дагестане, разве что люди, которые к нему питают большую любовь, тратя свои деньги и время. Мы единственные, кто занят вопросом кино серьезно. Мы снимаем по заказу Министерства культуры России фильмы, но тоже не так часто. Нам приходится свои заявки «пробивать» по разным киностудиям, потому что Минкульт РФ принимает заявки только от киностудий, а у нас их нет. Я давно занимаюсь вопросом открытия киностудии в Дагестане. Поднимал этот вопрос и перед министром культуры РФ Владимиром Мединским и перед нашим председателем Никитой Михалковым, который меня в этом поддержал. Вы только представьте, население Северного Кавказа – 16 миллионов человек, а здесь уже 25 лет нет своей киностудии! Были киностудии во Владикавказе, но они уже закрыты. Мы даже написали письмо Владимиру Путину, который дал свое согласие, поручил Правительству РФ посодействовать в открытии Северо-Кавказской киностудии. Но дальше никто палец о палец не ударил! Дагестану нужны свои кинофильмы. Зритель в первую очередь хочет увидеть себя, свой быт, свои нравы. Мы уже не знаем, какие традиции у наших соседей, какая культура. Раньше мы друг к другу ходили в гости с концертами, общались. А сейчас мы замкнуты. Безусловно, создание своей киностудии, выпуск своих фильмов могут решить эту проблему. Ведь кино – это самый главный пропагандист культуры. Вот наши ребята-дагестанцы в Москве открыли свою киностудию, но кто им помог? Азербайджанец-бизнесмен. Он в них поверил. Почему наши так не могут?» – удивляется Магомедов.

ЧЕЧЕНСКИЙ ПРИМЕР

По мнению режиссера Ислама Ханипаева, республика сегодня не верит в потенциал молодых людей, поэтому им приходится искать другие пути для своего развития.

«В кино не хотят вкладываться, потому что под словом «вкладываться» имеется в виду или частная поддержка (меценатство или финансирование), или господдержка. Частные лица не видят пока финансового потенциала кинематографа, потому что нет не только коммерчески успешного художественного кино, но и просто хорошего худфильма. К государству отдельный вопрос. Мой опыт говорит о том, что государство не верит в таких молодых людей, как я, следовательно, я ищу альтернативные варианты своего развития, как, например, в случае моего сотрудничества с кинокомпанией «Чеченфильм». Кроме того, я так же остаюсь дагестанцем, отдавшим 7 лет жизни дагестанскому кино и я определенно настроен доказать государству, что мы способны с ним или без него развивать дагестанский кинематограф. Я раз 10 или 15 выигрывал на кинофестивалях. Естественно, изначально жюри воспринимало авторов из Дагестана скептически, но после нескольких хороших фильмов и сопутствующих побед организаторы фестивалей короткометражного кино перестали удивляться, что я и моя команда (Студия Psycho Film) снимаем относительно неплохие короткометражки. Ну, по мне это просто эксперименты. Сегодня тропы для молодых кинематографистов протоптаны и едва ли не каждый может отправлять свои ролики и фильмы на различные любительские и полупрофессиональные кинофестивали. Я надеюсь, что в плане развития кино Дагестан пойдет путем Чечни. У того же «Чеченфильма» имеется огромный административный ресурс, поэтому практически все двери для развития кино в Чечне открыты. Проще говоря, в Чечне верят в кинематограф, так как с помощью этого инструмента некоторые города и регионы мира отлично развиваются. В первую очередь, туризм и инвестиционная привлекательность», – говорит Ханипаев.

ВСЕ УПИРАЕТСЯ В ФИНАНСЫ

Член Союза кинематографии России и Гильдии неигрового кино Абдула Бечедов считает, что для развития кино в Дагестане нужны специалисты.

«Сегодня мы остро нуждаемся в профессионалах. Взять, к примеру, наше документальное кино. Недостаточно просто взять камеру и оператора и что-то снять. Должен работать целый штат специалистов, редакторов, чтобы потом у нас не было «ляпов». Обязательно в этой работе должны принимать участие и филологи, потому что в нашем случае важно правильно написать закадровый текст и т.д. Я бы хотел, чтобы в Дагестане хотя бы начали с проведения кинофестивалей, с приглашения в республику специалистов высокого уровня для мастер-классов. Я бы даже выступил с инициативой провести в Дагестане кинофестиваль на берегу Каспийского моря. Но опять же это все упирается в финансы», – рассказывает режиссер.

Фильмы о Дагестане начали снимать еще в далеком 1947 году. Потом были «Тучи покидают небо», «Тайна рукописного Корана», «Сказание о храбром Хочбаре». В Дагестане снимали культовое «Белое солнце пустыни». Говорили даже, что сам Карен Шахназаров собирался снять фильм об Имаме Шамиле. И кто знает, может в скором времени мы вновь услышим коронное: «Камера! Мотор! Начали!» только уже на своей, дагестанской киностудии?

Шуана МАГОМЕДОВА